?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Думаю, многие из вас уже слышали, что на прошедшей неделе произошло печальное событие – умер Джон Богл – основатель компании Vanguard, создатель первого индексного фонда и основоположник индексного инвестирования в целом.

Про него можно писать и говорить много хорошего. При этом мне показалось, что не будет лишним еще раз прочитать его мнения, идеи и призывы.  Ниже – перевод интервью Джона Богла, которое было записано для сайта Morningstar в октябре 2018 г.  Части этого интервью уже появлялись на разных ресурсах. Однако здесь представлена его полная версия.

* * *
Источник –
morningstar.com
18 октября 2018 г.
Перевод – Сергей Наумов



* * *

Какую доходность ожидает Джон Богл от рынка акций?

- Одна вещь, о которой я часто вас спрашиваю, потому что, на мой взгляд, у вас есть к этому интуитивный подход -  что вы ожидаете в следующем десятилетии в плане доходности от рынков акций и облигаций?

- Джон Богл: Ситуация не сильно изменилась по сравнению с тем, о чем мы говорили в прошлом году. Однако на фондовом рынке есть реальность - давайте сначала рассмотрим именно это. Реальность такова, что фундаментальная доходность -  дивидендная доходность плюс рост прибыли компаний - определяет долгосрочную доходность фондового рынка. Единственное, что мешает в краткосрочной перспективе - это спекулятивный доход. Люди собираются платить больше за акции? По сути, люди собираются платить меньше за доллар прибыли?

Например, если коэффициент P/E (цена/прибыль) за десятилетие увеличится с 10 до 20, это будет увеличение на 100% и прибавление 7% к ежегодной доходности. Это может быть очень существенно. Однако движение может быть и в обратную сторону. Если коэффициент P/E изменяется с 20 до 10, это, в свою очередь, уменьшит доходность примерно на 7% в год.

Так где же мы сейчас находимся? Дивидендная доходность составляет около 1,8%, менее 2%. Я ожидаю будущего роста прибыли примерно на 5%. Я не думаю, что мы можем показать результат сильно лучше, чем это. Может быть, в этом году будет лучше в связи с сокращением налогов. Может быть, немного лучше и в следующем году. Но, возможно, останутся эти же 5%. По моим расчетам, инвестиционная прибыль, состоящая из дивидендной доходности в размере 2%, и роста прибыли компаний в размере 5%, суммарно составит 7%.

Если соотношение цена /прибыль немного снизится, думаю, это может уменьшить доходность в размере 7% на 1,5%, в результате чего доходность акций за этот период составит 5,5%. Это немного выше, чем я использовал в расчетах. Возможно, это правильно, возможно, и нет. В расчетах я обычно использую доходность около 4%. Но это все очень приблизительно. Не так важно, что мы думаем про эти области. В этом нет никакой точности. Давайте скажем, что доходность акций будет  в диапазоне от 4% до 5%.

Облигации - это другое дело, потому что в долгосрочной перспективе для облигаций существует только один движущий фактор - это текущий уровень процентных ставок. Мы берем доходность набора 30-летних казначейских облигаций, которая составляет чуть более 3%. Затем мы используем 50% от этой величины и 50% от доходности по корпоративным облигациям, которая составляет около 4,25%. Суммарно это даст вам около 3,8%, но я бы округлил до 4%.

- Теперь, если это все сопоставить вместе

- Таким образом, доходность облигаций составит примерно 4% и немного более высокая доходность будет у акций. Смысл этих подсчетов не в точности. Я не знаю, как это точно измерить. И если кто-то скажет вам, что он знает, как это сделать, вам не следует к ним прислушиваться.

Однако вместо высокой доходности, которая была за последние 25 лет, или доходности рынка за всю историю Vanguard,  когда рынок рос на 12% в год - я говорю сейчас только об акциях - если мы получим 5% в ближайшие годы ... просто задумайтесь об этом хотя бы на минуту.

При доходности 12% в год рынок удваивается за шесть лет. При доходности 5% в год рынок удваивается примерно за 15 лет. Таким образом, при доходности 12% за 15 лет вы увеличите свой капитал в 4 раза. Однако доходности 12% не будет. При доходности 4%-5% вы получите тот же результат, но это займет в два раза больше времени.

- И это без учета инфляции, налогов и расходов

- В виде комиссий взаимных фондов

- Я знала, что вы при них скажете

- Если посмотреть на совокупную рыночную доходность акций и облигаций вместе, давайте будем считать, что она составляет 4%. Я не буду слишком углубляться и приводить здесь доли процента. Средний взаимный фонд имеет расходы в размере примерно 2%. В эту цифру входят не только расходы на управление, которые для активно управляемых взаимных фондов составляют сейчас около 0,75%, но и надбавки при приобретении паев. Те фонды, которые уже уменьшили свои надбавки, имеют более высокие комиссии за управление. С этим ничего не поделаешь.
Кроме того, сюда входят расходы по сделкам с активами фонда. Вы их не видите, но они есть. Управляющие фондов яростно меняют свои портфели. Коэффициент оборачиваемости активно управляемых фондов, по моим оценкам, может составлять около 100%. Это очень и очень много. Я говорю о сделках по покупке и продаже в процентном соотношении от величины активов фонда. Обычно нужно уменьшать объем покупок и продаж.

- Если считать оборачиваемость портфеля

- Расходы несут обе стороны сделки, а не какая-то одна из них. Вы говорите о затратах в размере 2%, и теперь вы уменьшили этим свою доходность. Затем вы берете инфляцию - давайте предположим, что нам повезло получить инфляцию в размере 2%. В результате рыночную доходность в размере 5% суммарно вы уменьшаете на 4%. О чем это говорит? Мы ничего не можем сделать с инфляцией, но мы можем что-то сделать с расходами фонда, удерживать их на низком уровне.

Это означает, что, как вы уже сказали, я уверен, что индексные фонды должны быть первыми в списке при выборе, куда вложить свои деньги.

Почему Джон Богл не владеет акциями неамериканских компаний?

- Давайте поговорим о зарубежных акциях, мы с Вами всегда говорим об этом. Вы в определенном смысле противоречите даже своей фирме, полагая, что инвесторам не обязательно нужны иностранные акции, чтобы иметь глобально диверсифицированный портфель. Однако вчера на конференции вы говорили о хорошей статье Джейсона Цвейга, посвященной возможной недооценке иностранных акций. Считаете ли вы, что инвесторы должны обращать внимание на это, рассчитывая, что иностранные акции покажут такую же хорошую доходность, как и американские акции, хотя в последнее время мы этого и не наблюдали?

- Я думаю, что ответ на это вопрос - и да, и нет. Во-первых, тот факт, что они недооценены, может означать, что они недооценены, потому что они более рискованны. Я считаю, это достаточно важный момент, хотя и, возможно, полностью не объясняющий их недооцененность.  Во-вторых, я просто большой сторонник портфеля из акций компаний  США, потому что мы - самая предприимчивая страна, у нас есть самые надежные финансовые и другие институты. В прошлом у нас было довольно сильное управление и как минимум  хорошо диверсифицированная экономика.
Около половины доходов и прибыли американских корпораций в любом случае поступают из-за рубежа. Не стоит считать, что мы ориентированы сначала на Америку или только на Америку. Вся мировая экономика объединена вокруг множества стран, торгующих со многими другими странами. Я не думаю, что вам нужно добавлять в портфель зарубежные компании.

Однако люди достаточно давно добавляют зарубежные акции в свои портфели. Денежные потоки в фонды неамериканских компаний были намного сильнее, чем в фонды американских компаний, несмотря на их более низкую доходность.

Я не совсем понимаю мысль, что вы должны иметь глобальный портфель. Возможно, это правильно. Конечно, может быть, все правильно. Однако, я думаю, что более предпочтительным является выбор в пользу портфеля из американских бумаг. Людям придется беспокоиться о том, сильный доллар или слабый. Еще один риск.

Многие из этих зарубежных стран, особенно развивающиеся страны -которые, я думаю, составляют около 20% индекса неамериканских стран - очень рискованные, очень чувствительные к процентным ставкам, в правительственном отношении не такие сильные или, возможно, способны довольно легко резко пойти вниз. Я говорю людям - не стесняйтесь не соглашаться со мной, потому что я не всегда прав, но у меня 0% в зарубежных акциях. Я считаю, что вам не надо иметь зарубежные акции, но если вы это сделаете, ограничьте их долю до 20%. Многие портфели теперь имеют 25%, 35%, 45% в неамериканских ценных бумагах, и я думаю, что это слишком много.



Что сдерживает потоки денежных средств в инвестиционные фонды?

- Если оценить потоки средств в инвестиционные фонды, в отличие от десятилетия назад мы видим некоторую противоположную тенденцию - инвесторы покупают облигации и зарубежные акции в то время, как рынок акций США показывает очень хорошую доходность. Что вы думаете об этом? Есть ли здесь какие-то фундаментальные предпосылки, которые могут продолжаться и в дальнейшем?

- Это действительно хороший вопрос, и я не думаю, что кто-либо из нас знает на него ответ. Реальность такова, что в этом году по сравнению с бумом в предыдущие годы денежные потоки во взаимные фонды сократились почти на 50%. Это много. По крайней мере, это данные до конца августа 2018 г. по сравнению с первыми восемью месяцами прошлого года. Я не вижу причин, по которым это не будет продолжаться, но цифры интересные. Они могут вас удивить.

Давайте предположим, что фонды не занимаются своей продажей,  чистый денежный поток уменьшится на 33%. Почему именно так? Бизнес взаимных фондов развивается за счет индексного инвестирования, и только индексное инвестирование могло привести его так далеко - в то состояние, которое сложилось на текущий момент.  Сейчас почти 50% от активов фондов акций приходится на индексные фонды. 50% - очень большая цифра по сравнению с 5% в 1989 г. или 90-х годах, поэтому индустрия растет очень быстро. Может быть, люди пополнили свой портфель индексными фондами, и не хотят добавлять что-то еще.

Это мне не известно. Я не вижу ежедневные или ежемесячные данные Vanguard. Я мог бы дать вам лучшую оценку, если бы смог. Может быть, это срыв в мыслительном процессе людей из-за всего того хаоса, который возникает из-за действий президента.  Я не знаю об этом, но трудно заставить людей просто взять и чувствовать себя лучше. Хотя, с другой стороны, администрация «подарила» этот налоговый законопроект и создала миллиарды, миллиарды и миллиарды, я думаю, что это примерно 40 миллиардов долларов для корпораций. Хотя, если посмотреть на полный график, для физических лиц налоги фактически увеличились. Я нахожу это на удивление плохой экономикой. Я не буду сейчас говорить о том, плохая это политика или нет.

Олигополия среди индексных фондов хороша для клиентов

- Одна интересная вещь, которую мы наблюдали совсем недавно, заключается в том, что несколько управляющих компаний, похоже, полны решимости превзойти Vanguard по крайней мере с точки зрения размера комиссий фондов. Давайте поговорим о том, что вы думаете о появлении индексных фондов с нулевой комиссией, а также о все более  очевидной заинтересованности управляющей компании Schwab в привлечении мелких инвесторов в индексные фонды с очень низкими комиссиями. Что вы об этом думаете? Вы назвали это олигополией.

- Да, а люди сказали, что это не олигополия. Конечно же, это так, но это совсем другой вид олигополии. Типичная олигополия - корпоративная олигополия в производстве или где-то еще -  это несколько компаний, контролирующих рынок и способных поднять цены. Олигополия в инвестициях -  большая тройка - Vanguard, BlackRock и State Street - снизили комиссии настолько низко, что ни один конкурент не хочет вступать в бизнес. Но все это было на пользу, а не во вред клиенту.

Я не думаю, что когда-либо раньше можно было увидеть что-то подобное. Существует доминирование этих трех фирм, которые, я бы сказал, составляют 80% или 85% от всего бизнеса индексного инвестирования . Теперь внезапно в бой вступает Fidelity со своими фондами с нулевой комиссией. Это указано и в названии фондов, поэтому они не смогут передумать и удерживать в них комиссии. Я полагаю, они создали свои собственные индексы для этих фондов, что является своего рода «козырной картой», когда мы говорим о фондах с комиссией 0,01%, 0,02%, 0,03% или 0,04% - что мы как раз сейчас и обсуждаем.  Они хотят ворваться в бизнес, и я нахожу это немного забавным. Когда мы основали первый индексный фонд, который мистер Джонсон, Эдвард Джонсон ...

- Глава Fidelity

- Да, теперь он глава Fidelity. В то время он им не был. Так вот, тогда он говорил, что он не может представить себе существование индексного фонда.

Он ненавидел эту идею. Он не мог себе представить, что клиенты Fidelity будут довольны тем, что не будут лучше рынка. В том-то и дело, что у них не получалось быть лучше рынка, и с тех пор эта ситуация не изменилась. Но они делают то, что я бы сделал, если бы я был ими. Это значит, что вы должны сделать «помпезный» выход на индексный рынок.  Вы должны сделать «большой взрыв». Итак, давайте иметь бизнес, на котором мы теряем деньги, но мы не теряем очень много, потому что затраты на управление индексным фондом невелики. Допустим, они несут потери в размере $50 млн. или $100 млн. Если не ошибаюсь, в прошлом году их операционная прибыль составила $2,9 млрд. Поэтому такие расходы они даже не заметят. Однако они посылают сообщение конкурентам, и им будет интересно посмотреть на реакцию акционеров.

В этом отношении я беспокоюсь о Vanguard. Однако, с другой стороны, я не могу представить себе владельца паев Vanguard, у которого был индексный фонд, показывающий хорошую прибыль в любое время, после чего он продает фонд Vanguard и покупает фонд Fidelity, уплачивая при этом огромный налог на прирост капитала, особенно если он держал его долгое время.
Конкуренция всегда жесткая, и я не хотел бы быть скептиком, чтобы сказать, что это не имеет значения, потому что это имеет значение. Я не думаю, что конкуренция может зайти так далеко, чтобы заплатить инвестору за покупку вашего индексного фонда, но это единственный оставшийся шаг.

- Но мы до такого еще не дошли

- Да, до такого мы еще не дошли

Сущность рынка не меняется из-за индексного инвестирования

- Один из вопросов, о котором мы с вами говорили на протяжении многих лет – рост индексного инвестирования. Дает ли это потенциал для того, чтобы рынок в целом начал вести себя по-другому, потому что в продукты, отслеживающие индексы, вложено уже так много денег. Я знаю, в прошлом вы говорили, что еще не думаете, что мы на пороге того времени, когда это может стать определенной проблемой, но давайте обсудим ваш взгляд на эту тему. Что-то изменилось  с тех пор, когда мы в последний раз разговаривали? Или вы все еще думаете, что доля индексного инвестирования  должна стать намного больше?

- Это удивительно для меня. Я провел исследование для совета директоров в 1975 году, у меня были данные тридцатипятилетней давности о фондах акций крупной капитализации.  Это то, что мы имели в те дни – в сравнении взаимных фондов и индекса S&P  индекс S&P опережал доходность фондов на 1,6% в год. В статье, которую я написал для журнала Financial Analyst Journal пару лет назад, я обновил это исследование по данным до 2015 года, и разница составила 1,6% в пользу индексного фонда.

Почему это так? Потому что стоимость управления взаимным фондом составляет около 1,6%. Я, конечно, упрощаю - она меньше у фондов акций крупной капитализации и больше у фондов акций малой капитализации. Однако эти данные говорят нам о том, что мы должны знать: что средний менеджер показывает средний результат до вычета затрат. Как еще это может быть? Это очень конкурентный бизнес, очень умные люди, конкурирующие друг с другом, но в нем очень трудно получить преимущество.

Я думаю, что есть очень мало доказательств того, что индексное инвестирование, даже, если бы на него приходилось 45% в рамках индустрии всех фондов, изменило бы природу рынка. Я бы добавил следующее: предположим, что рынок менее эффективен, и люди скажут «ага, тогда управляющие могут преуспеть».

- Настанет время активных управляющих

- Активные управляющие. Это будет, как они говорят, рынок тех, кто отбирает отдельные акции. Если активный управляющий A побеждает рынок, активный менеджер Б проиграет рынку. Нет никакого способа обойти данный факт относительно той части рынка, которая находится вне индексного инвестирования - если кто-то лучше по отношению к рынку, то кто-то будет хуже по отношению к рынку.

Что касается рынка тех, кто отбирает отдельные акции. Я никогда не встречал фразы, которая, кажется, имеет такое признание, но которая при этом так мало значила, когда кто-то задумывается об этом. Конечно, есть рынок тех, кто отбирает отдельные акции, но каждая выбранная акция, соответственно, не выбрана кем-то другим. Все, кто покупает, покупают у продавца. Это самая простая вещь в мире, которую люди, кажется, не понимают. Все вместе как группа мы показываем среднюю доходность.  И когда вы вычитаете затраты, в этот момент и появляется преимущество индексного инвестирования.

Не является ли Vanguard слишком большой компанией?

- Еще один вопрос, на котором я бы хотела остановиться – не является ли Vanguard слишком большим?   Потому что компания действительно была довольно популярна в последние несколько лет, в частности, потоки денежных средств в фонды были огромными.

- Это сложный вопрос. Фирма, которую я основал, имела 28 человек  в штате и $ 1,4 млрд. в фонде Wellington, который в то время был нашим единственным фондом. Сейчас это компания с 17 000 человек и $ 5 трлн. под управлением. Я был свидетелем этого и помог сделать это возможным - стать гораздо, гораздо более крупной компанией. Я говорил людям, что никогда не намеревался или не хотел строить «Колосса». Но я был слишком глуп, чтобы понять, что если мы дадим инвесторам лучшую сделку, которую они когда-либо получали или получат, я построю «Колосса».

Хорошо ли быть «Колоссом»? В определенном смысле это хорошо -  мы помогаем большему количеству инвесторов получить справедливую долю рыночной прибыли. Это хорошо и в другом смысле - мы помогаем большему количеству работников Vanguard, исходя из того, как мы управляем, иметь хороший опыт работы. Я провожу много времени с нашей командой, и это не идеальное место. Но я очень горжусь той работой, культурой, приверженностью и навыками, которые мы демонстрируем на уровне нашей команды. Здесь много личной привязанности, много уважения к основателю, что приятно.

Вы рискуете быть обезличенным, вы рискуете погрязнуть в бюрократии, правилах - все в этом роде. Идея сохранения ценностей фирмы - это та идея, которая потребует большой работы, особенно в руководстве. Это вопрос лидерства - быть замеченным, быть рядом, заботиться. В моей новой книге, о которой, мне кажется, мы еще не говорили, под названием Stay the Course: the story of Vanguard и The Index Revolution (Придерживайтесь курса: история Vanguard и индексной революции), я немного расскажу об этом. Большая часть заключительной главы истории Vanguard называется «Забота - наследие основателя».

В Валли Фордж, штат Пенсильвания, где расположена штаб-квартира компании, очень важно заботиться друг о друге. Забота о наших инвесторах по всему миру очень важна. Очень просто наплевать на мир вокруг вас, на каждого человека.

У этого есть и хорошая, и плохая сторона, и плохая сторона может быть смягчена, если есть воля, намерение и энтузиазм в отношении сохранения тех же ценностей.

Несколько разумных способов использования ETF

- Давайте поговорим о биржевых фондах (ETF). Раньше вы их критиковали. Вчера вы показали некоторые данные по торговому обороту в ETF. Многие люди используют их для краткосрочной торговли, и вы критиковали ETF главным образом именно по этой причине. Однако начинает казаться, что, возможно, Ваша точка зрения становится не такой категоричной, и Вы считаете, что для инвесторов, нацеленных на долгосрочные инвестиции («купи и держи»), ETF могут вполне подойти, не так ли?

- Моя точка зрения становится не настолько категоричной. Можете себе представить, чтобы с Джоном Боглом такое происходило? Однако это происходит немного не в том смысле, как Вы предполагаете.

- Все ясно, тогда я отмечу, что Вы не стали менее категоричны

- Нет, нет. Я хочу сказать, что трейдинг и тому подобная краткосрочная  торговля - это определенное последствие ETF.  Трейдинг – это враг инвестора. Позвольте мне это прояснить, ведь это является моим основополагающим принципом.

Немного в другом виде, но не так уж давно, может быть, лет 25 назад, я делал это же на конференции Morningstar. Тогда я сказал, что ETF похожи на знаменитые дробовики фирмы Purdey - они отлично подходят для сафари в Африке и в то же время отлично подходят для самоубийства. Все зависит от того, что вы хотите сделать с этим оружием. Я боюсь, что ETF слишком часто используются для трейдинга. Однако я также вижу, что, возможно, я был слишком жестким, и ETF вполне можно использовать разумно.

Я считаю, будет справедливо отметить, что без ETF не было бы индустрии робо-советников, которая снижает затраты и использует все больше современных технологий  (хотя я надеюсь, что такие технологии не будут использовать чересчур много, потому что они не дают всех ответов).

Они дали нам возможность очень легко продавать индексные фонды в разных местах, потому что у вас не будет одних и тех же проблем с регистрацией. ETF – это ценные бумаги, которые просто торгуются на бирже. И это является положительным моментом. Как я отмечал в своей книге, инвестор должен попытаться понять, хочет ли он владеть фондом Vanguard 500, который я называю ТИФ – традиционный индексный фонд.

- Мне это нравится

- Никто другой этого не делает, поэтому я ценю это. ETF от Vanguard – это холодное, равнодушное решение. ETF или ТИФ.

Некоторые инвесторы используют какие-то сложные инструменты - плечи и тому подобное, или же безумные новые ETF, которые продолжают создаваться. К примеру, у нас есть «вегетарианский» ETF, и я даже не знаю, что делать с этим ETF.  Я не вегетарианец, но я считаю, если человек хочет, он вполне может им быть. Однако идея о том, что инвестиции в акции компаний, связанные с вегетарианством, тоже каким-то образом является частью философии вегетарианства – все это, с моей точки зрения, просто беспринципный, конъюнктурный маркетинг.

Кто-то хочет прийти и заработать много денег за счет комиссий, удерживаемых с инвесторов, которые вкладывают свои деньги. Не забывайте, что чистая прибыль инвестора - это доходность рынка минус комиссии. Некоторые из этих комиссий очень, очень высоки, особенно по сравнению с другими ETF.

Поэтому в отношении ETF можно говорить и да, и нет, но им можно найти хорошее, правильное применение. Существует все еще много примеров того, как подобные фонды создаются на основе плохих активов, или того, как инвесторы их неправильно используют. К примеру, оборот фонда SPDR S&P 500 и других ETF на основе индекса S&P 500, я думаю, составляет около 5000% в год. Одни учреждения просто торгуют с другими учреждениями. Однако есть ли какой-то смысл в такой частой торговле?  Я не вижу в этом никакого смысла. Имеет ли такая торговлю какую-то общественную пользу? Я не вижу, чтобы подобное было. Все это – бизнес, который для меня, честно говоря, очень скучен.


Не пытайтесь инвестировать  в фактор времени

- Это подводит меня к следующему вопросу, касающемуся подмножества биржевых фондов, стратегических бета-фондов. Это касается не только ETF. Фактически, вчера вы сказали, что в некотором смысле индексы акций роста и акций стоимости Vanguard были первыми стратегическими бета или смарт-бета продуктами. Что вы думаете об этих продуктах? Полезны ли они или не очень?

- Это сложный вопрос, но позвольте мне отметить для протокола. Morningstar считает их факторными фондами или смарт-бета фондами.  Я создал их в 1993 году, и они оказались старейшими и крупнейшими смарт-бета фондами. Как это может быть, так как я не верю в инвестирование на основе тех или иных инвестиционных факторов? Ответ довольно прост.
Я не создавал их для того, чтобы ими активно торговали. Я создал их вместе с фондом акций роста для покупки на этапе накопления, когда у вас будет меньше налогооблагаемого дохода и, возможно, вы сможете выдержать немного больше волатильности. Затем, когда вы дойдете до фазы распределения своего пенсионного счета, у вас будет больше дохода в виде дивидендов и т.п. выплат,  и немного меньше волатильности. Это все не очень сложно. Я предупреждал инвесторов в двух годовых отчетах подряд: не используйте их для активной торговли. Тогда я сказал, что, скорее всего, в долгосрочной перспективе и индекс акций роста, и индекс акций стоимости будут иметь одинаковую прибыль. Что же, 25 лет спустя фонды роста и стоимости показали доходность в размере 9,1%. Вы не можете получить доходность еще ближе к доходности всего рынка, чем эта.

- Согласна

- Тем не менее, средний инвестор, я думаю, получил доходность в размере 7%, владея фондом акций роста - я говорю сейчас именно про доходность инвестора, а не про доходность самого фонда - и доходность 5%, владея фондом акций стоимости – как-то так.  Я могу называть немного неточные цифры. Доходность инвесторов отстает от доходности самих фондов, которыми они владеют. Если вы суммируете все это за 25 лет, отставание будет огромным. Инвесторы сделали то, что я сказал им не делать - активно торговали, принося себе вред.

Мне так смешно, потому что не верю в факторные фонды. Я верю, что факторы приходят и уходят. Я считаю, что наступление и прекращение факторных циклов непредсказуемо, и, на мой взгляд, исторические данные в значительной степени подтверждают мою мысль.

Оптимальную доходность можно получить, если придерживаться выбранного курса

- Одна из вещей, о которой мы слышали от некоторых аналитиков - это противопоставление акций стоимости и акций роста в связи с более высокой доходность акций роста, которую мы наблюдали в последнее время.  Не похоже, что вы думаете, будто инвесторы должны пытаться периодически переводить свои вложения из акций роста в акции стоимости и обратно.

- Владение всем рынком в целом является основной позицией, и индекс S&P - хорошее отражение всего фондового рынка. Тогда вам не нужно думать о переброске средств между акциями роста и акциями стоимости. Подобный перевод средств включает в себя выбор времени осуществления сделки: должен ли я сделать это сегодня, должен ли я сделать это завтра, должен ли я ждать год? Эти решения просто будут ошибочными. На вас будут влиять свои собственные эмоции, возможно, эмоции финансового советника, который у вас есть. Кто действительно знает все это на самом деле? При этом нет никаких доказательств того, что такая торговля (покупаем одно взамен другого и наоборот) повышает доходность. Все доказательства в мире указывают на то, что нужно придерживаться выбранного курса (хоть это, возможно, и не самое удачное слово), курса, который даст вам оптимальную доходность.


Когда вы думаете о времени жизни инвестора, и скажем, вы начинаете инвестировать, когда вам 25 лет, вы легко можете дожить до 100. Это немного пугает. Мне еще не 100 лет, и я не думаю, что у меня получится дожить до этого возраста, но это уже другая история. Просто невозможно, чтобы за весь этот период длительностью 75 лет торговля на рынке, выбор управляющих, перемещение денег, имели возможность показать более высокую доходность, чем владение всем рынком. Даже если мы забудем о налогах и расходах, забудем обо всем этом. Если посмотреть на доходность и принятие решений, все эти вещи (выбор управляющего и т.п.) просто не работают. Шансы победить рынок для молодого человека, возраст которого сегодня составляет 25 лет, я бы сказал, меньше 1%, и а то, может быть, и меньше 0%, если это возможно.











личный сайт: sergeynaumov.com
я в соц. сетях: *ВКонтакте  *Facebook *Twitter

ПОДПИСКА НА БЕСПЛАТНУЮ РАССЫЛКУ

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow